Секс в партере

секс в партереСекс в партере. Интересный сексуальный рассказ о приключении Снежаны и Вадима, о их страстном сексе в партере театра.


.
.
.
.
.
.
.


Страстный секс в партере


Они седели в первом ряду, в самом центре, на лучших местах. “Как хорошо, что ты не надела трусики, – рука Вадима несколько раз скользнула по бедру Снежаны и стала гладить низ живота. – Давай сбежим отсюда. Постановка – явно не фонтан”.

На сцене актеры представляли гнетущие картины современной жизни. Немного чернухи, мата, абсурда, гомосексуализма, и аншлаг режиссеру Золотинкину был обеспечен. Снежана уже знала, что напишет в завтрашней рецензии: “Золотинкин погряз в самоповторах, стал заложником эстетики безобразного”, но все-таки нужно было дождаться, чем закончится спектакль – трагедией главного героя или его женитьбой.

Ей хотелось, чтобы на них смотрел зал. – Женитьба сродни самоубийству, – Вадим всегда умел читать ее мысли. – А пьеса – откровенное дерьмо. Послушай, детка. Ты в этом платье такая сексуальная. Красный – это твой цвет.

Его шепот возбуждал ее не меньше, чем ласки.

Рука Вадима в неспешном ритме касалась ее промежности. Снежана слегка откинулась на спинку кресла и расставила ноги пошире. Ей нравилось, что актеры со сцены видели, чем они занимаются в первом ряду. Ей вообще хотелось, чтобы все люди, собравшиеся в этом большом зрительном зале, смотрели на них с балконов, амфитеатра и соседних кресел.

- Да ты просто сочишься, – рука Вадима уже ласкала вход в ее вагину. – Как же я люблю твой запах.

То, что происходило на сцене, совершенно перестало ее интересовать. Герой ненавидел весь свет, обвиняя целый мир в своих неудачах. А на самом деле просто проиграл борьбу за место под солнцем, оказался слабаком. Такие мужчины Снежане никогда не нравились. То ли дело Вадим – сама жизнерадостность и стойкость. Интеллектуал, качок, бабник, шутник.

“К чему это упадничество, мрачный взгляд на действительность, пессимизм, тоска, – думала она, пока рука Вадима продолжала делать свое дело. – В каждом жесте, в каждой реплике – только фальшь и надуманность. А ведь нужно совсем немного, чтобы жизнь засверкала феерическими красками. Всего лишь – чтобы встретились мужчина и женщина, которым хорошо друг с другом так, что даже слов не нужно, а достаточно только умелых телодвижений…”

Снежана резко встала и, уже не думая ни о каких приличиях (здесь в партере полно знакомых – журналистов, критиков, заядлых театралов, верных поклонников эпатажного Золотинкина), вышла из зала. Вадим последовал за ней.

Они поднялись по лестнице туда, где располагалась малая сцена под крышей. Одинокая смотрительница, выронив из рук программки, дремала на стуле и, конечно, их не заметила. На их счастье больше никого не было. Они открыли дверь и вошли в зал. Их встретил уютный полумрак и тишина. Помещение слабо освещала пара светильников. На сцене стоял круглый стол, несколько изящных стульев, ширма и широкая кровать – бесхитростная декорация у еще одному спектаклю. Ну, что ж, вполне уютный альков. Сегодня здесь актерами будут они. Жаль только, что все зрители остались внизу.

Оказалось, что это был лишь сон… Снежана поднялась на сцену. Легкое движение рук – и красное платье опускается на спинку стула. Она осталась в черных чулках и бюстгальтере.

- Слушай, я тебе говорил, что твоя задница – самая лучшая в мире ? – спросил Вадим, снимая галстук и расстегивая пуговицы на своей рубашке.

- Не помню. Кажется говорил, – Снежана прошлась по сцене, демонстрируя свои роскошные формы. – Скажи еще пару раз!

- Твоя задница самая-самая. Через секунду он набросился на нее, и они оказались на пружинистом матрасе широкой кровати. Его ствол глубоко вошел в нее и динамично задвигался взад-вперед. Мышцы вагины за пульсировали, и Снежана застонала от сладкой судороги, прошедшей по всему ее телу. И почти следом Вадим, издав свой коронный рык, кончил в нее и как будто замер на несколько секунд.

Пусть придет в себя, а она пока покурит. Снежана дотянулась до своей черной, вышитой бисером сумочки, достала легкие сигареты и сделала несколько затяжек. Встала, прошлась по сцене, подумала:

“Почему-то я никогда в жизни не хотела быть актрисой. Жить чужой жизнью, произносить чьи-то слова вместо своих, жевать чужие чувства. Лучше быть собой, только собой и никем другим”.

Она посмотрела на Вадима, который лежал, вольно раскинув ноги. И захотела его еще больше, чем там, в зрительном зале, когда он буквально сводил ее с ума своими “точечными” прикосновениями.

“Пусть он бабник, кобель. Зато настоящий мачо. И сегодня он – только мой”, – подумала Снежана и ринулась к Вадиму.

Он не успел и глазом моргнуть, как ее губы коснулись головки его флегматичного члена и со смаком его пососали. Языком она работала виртуозно, и ствол мгновенно напрягся и затвердел. Снежана обхватила его за корень, сжала пальцы и стала делать минет. Вадим профонтанировал, и ее рот наполнился его горячей спермой. Специфическое лакомство, но можно и заглотнуть. Снежана облизала свои полные губы:

- Неплохое начало, дорогой. Несколько минут отдыха – и можно будет продолжить.

- Послушай, – Вадим легонько шлепнул ее по попке, – я тебе говорил, что ты самая лучшая трахальщица на свете ?

- Не помню. По-моему, говорил. Скажи еще раз.

- А ну-ка, иди ко мне, детка! Снежана проснулась от оргазма. Так это был всего лишь сон. Она сладко потянулась в постели. На часах – двенадцать часов дня. Душ, чашка кофе и легкая музыка приведут ее в форму.

Сомнамбулически двигаясь по квартире – из ванной на кухню, из кухни в комнату, – она прокручивала в сознании фрагменты своего сновидения. Это не сон, а какой-то сериал. Просто она безумно соскучилась.

Только платье, и ничего лишнего. Вадим не звонил уже неделю. Она привыкла к его исчезновениям. Его работа – постоянные командировки. Сидеть и киснуть в Москве не в его духе.

Они здорово подходили друг другу. Их обоих устраивали короткие и феерические встречи. Свобода – главная роскошь на свете, а если иногда и делается одиноко, то есть любимая работа, в которую можно уйти с головой (выдавать на гора статью за статьей, вызывая зависть коллег). Есть подруги, книги, театр, где иногда попадаются хорошие спектакли, и, наконец, другие мужчины.

В поклонниках у Снежаны никогда не было дефицита. Парни и зрелые “папики” роились вокруг нее в достаточном количестве. Только ни кто из них не шел в сравнение с Вадимом. Думая о нем, она ласкала себя, стоя в душе. Упругая струйка воды, направленная на клитор, лучше вибратора помогает снять напряжение.

“Ну вот. Теперь я окончательно проснулась”, – подумала Снежана и услышала, что в комнате настойчиво и очень громко звонит городской телефон.

- Алло, соня, я звоню уже пять минут, – голос Вадима смеялся в трубке.

- Я была в ванной, – ответила Снежана.

- Мечтаю оказаться рядом с тобой.

- Мечтай, – ответила Снежана и увидела в зеркале свое счастливое лицо.

- Какие у тебя планы на вечер ?

- Пока никаких.

- Я взял билеты на премьеру твоего любимого Золотинкина. Говорят, очередной хит сезона. Сходим ? Напишешь убойную рецензию.

- Обязательно напишу, – ответила Снежана, уже предчувствуя его последнюю реплику.

- Только надень, пожалуйста, мое любимое красное платье. И больше ничего лишнего. Слышишь меня ? Алло, ты слышишь ?

Читайте следующий рассказ – Темпераментные дизайнеры


Психология хороших отношений

______________________________________________________________________________________________

Понравилась статья - посоветуй друзьям


______________________________________________________________________________________________


Напиши достойный комментарий